Адрес: 115035, г. Москва, Космодамианская набережная, д. 26/55, стр. 7 Тел.: (495)953-91-08,
617-18-88, 8-800-333-28-04 (по России бесплатно)

О совокупности преступлений, предусмотренных ст. 229–232 УК РФ

Мурашов Николай Федорович, доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса Академии ФСБ России, кандидат юридических наук, доцент

В статье рассматриваются вопросы квалификации деяний, предусмотренных ст. 229–232 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, когда имеет место совокупность преступлений.

On the aggregate of crimes provided for by articles 229–232 of the Criminal Code of the RF

Murashov Nikolaj Fedorovich, assistant professor of the Chair of Criminal Law and Criminal Procedure of the Academy of the Federal Security Service of Russia Moscow, candidate of juridical sciences

The article concerns issues of qualification of actions provided for by articles 229–232 of the Criminal Code of the Russian Federation in cases when there is the aggregate of crimes.

Настоящая статья продолжает ранее опубликованные в журнале «Наркоконтроль» исследования, посвященные вопросам квалификации преступлений, а именно — рассмотрению институтов Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту — УК РФ) в их взаимосвязи с преступлениями, предусмотренными ст. 228–233 УК РФ[1], относящимися к числу так называемых наркопреступлений[2].

Проблемы квалификации преступлений постоянно привлекали в прошлом и продолжают привлекать внимание как теоретиков уголовного права, так и практических работников. В то же время ни в УК РФ, ни в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее по тексту — УПК РФ) нет определения понятия квалификации преступлений. Это понятие выработано наукой уголовного права, однако в его определении среди ученых нет единства. На наш взгляд, с позиции уголовного права, квалификация преступления — всегда определенный результат, т.е. вывод об оценке деяния[3].

Как показывает практика, особую сложность вызывают вопросы квалификации в случае совокупности преступлений, что наглядно подтверждают имеющиеся варианты квалификации наркопреступлений, предусмотренных ст. 229–232 УК РФ, рассмотренные в настоящей публикации.

Статья 229 УК РФ «Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества».

В диспозиции ч. 1 ст. 229 УК РФ хищение и вымогательство текстуально представлены как альтернативные признаки единого преступления. В действительности и в названии статьи, и в тексте диспозиции речь идет о самостоятельных преступлениях.

В связи с изложенным с позиций совокупности преступлений можно говорить о следующих вариантах квалификации:

— возможна совокупность двух и более хищений вне зависимости от формы хищения;

— возможна совокупность двух и более вымогательств;

— возможна совокупность хищения и вымогательства.

Совокупность во всех случаях реальная. Даже в тех случаях, когда начавшееся вымогательство (юридически — совершенное) завершается хищением наркотиков. Хотя оба преступления совершены в одном месте, практически в одно время и в отношении одного и того же предмета преступления, идеальной совокупности нет, поскольку идеальная совокупность характеризуется совершением одного действия (см. ч. 2 ст. 17 УК РФ), тогда как вымогательство и хищение совершаются разными действиями.

На соответствующее обстоятельство обращено внимание в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по уголовным делам о вымогательстве» (в ред. 1996 г.). В нем говорится: «… если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться, в зависимости от характера примененного насилия, как грабеж или разбой».

В учебниках и комментариях авторы, анализирующие положения ст. 229 УК РФ, высказывают не совпадающие позиции относительно хищения и вымогательства наркотиков, сопряженных с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, если насилие выразилось в причинении ему тяжкого вреда.

Большинство ученых считают, что содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 229 и ст. 111 УК РФ[4]. При этом вид совокупности, к сожалению, не называется.

Мне представляется, что закону соответствует позиция тех ученых, которые, считают, что п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ охватываются хищение и вымогательство наркотиков с применением насилия любой степени тяжести[5].

В настоящее время позиция практики и большинства ученых содержит так называемую избыточную совокупность, когда виновный дважды несет ответственность за одно и то же обстоятельство, которым в рассматриваемой ситуации является умышленно причиненный тяжкий вред здоровью потерпевшего. Санкция ч. 3 ст. 229 УК РФ строже, чем санкция любой части ст. 111 УК РФ. Поэтому п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ поглощает причинение вреда любой степени тяжести, включая и тяжкий вред, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего. При критикуемой совокупности, на наш взгляд, правоприменитель нарушает принцип справедливости (см. ч. 2 ст. 6 УК РФ).

При оконченном хищении, а равно при вымогательстве, следствием которого стало незаконное приобретение наркотиков, возникает совокупность преступлений, предусмотренных ст. 229 и 228 или ст. 229 и 2281 УК РФ.

В первом случае у виновного на момент хищения или вымогательства отсутствовала цель сбыта наркотиков. Сразу после хищения из ст. 228 УК РФ в совокупность входит незаконное хранение. В последующем могут войти (по мере совершения) и перевозка, и изготовление, и переработка. Незаконное приобретение из ст. 228 УК РФ не входит. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ здесь имеет место конкуренция общей нормы (любое приобретение — ст. 228 УК РФ) и специальной нормы (приобретение путем хищения или вымогательства — ст. 229 УК РФ).

Во втором случае хищение или вымогательство совершается с целью последующей организации производства, сбыта или пересылки наркотиков. ?з ст. 2281 УК РФ в совокупность войдет то проявление незаконного оборота, которое будет доказано. При этом любое из вошедших в совокупность проявлений будет приготовлением к соответствующему действию. Если виновный совершит покушение на конкретное действие, приготовление поглощается этим покушением. Покушение, в свою очередь, поглощается оконченным преступлением.

В обоих вариантах совокупность реальная. Преступления, предусмотренные ст. 228 и 2281 УК РФ, составами преступлений, предусмотренных ст. 229 УК РФ, не охватываются (как и наоборот).

Статья 2291 УК РФ «Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ».

?зучение диспозиций всех четырех частей ст. 2291 УК РФ позволяет сделать вывод, что совершение преступлений, предусмотренных ст. 2291 УК РФ, в зависимости от размера незаконно перемещаемых наркотических средств в сочетании с другими объектами контрабанды (например, инструменты, оборудование) может иметь следующие варианты совокупности.

Контрабандные перемещения одних и тех же объектов (например, только инструментов или только наркотических средств в незначительном размере), совершенные два и более раза, образуют реальную совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 2291 УК РФ.

Контрабандные перемещения наркотических средств в незначительном размере совместно с инструментами и/или оборудованием, находящимися под специальным контролем, совершенные два и более раза, образуют реальную совокупность преступлений, также предусмотренных ч. 1 ст. 2291 УК РФ.

Единственное контрабандное перемещение инструментов (оборудования) совместно с наркотическими средствами в значительном, крупном или особо крупном размере образуют идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 и п. «в» ч. 2, ч. 3 или п. «б» ч. 4 ст. 2291 УК РФ соответственно.

Реальную совокупность могут образовать несколько идеальных совокупностей типа рассмотренных в предыдущем абзаце. В таком случае количество преступлений, входящих в совокупность, удваивается (утраивается и т.д.). Вследствие такого увеличения возникает ситуация, о которой в ст. 69 УК РФ ничего не говорится. Суд должен сначала определить окончательное наказание по каждой промежуточной совокупности и только после этого назначить окончательное наказание, которое предстоит отбывать осужденному.

Вариант реальной совокупности контрабанды наркотиков приводится профессором А.В. Федоровым. Анализируя пример контрабандной перевозки партии опия, являющегося наркотическим средством, из Китая в Казахстан, а затем из Казахстана в Россию, он пришел к выводу, что имело место совершение двух самостоятельных преступлений, предусмотренных ст. 2291 УК РФ, с чем нельзя не согласиться. Развивая свою оценку содеянного как совокупности двух самостоятельных преступлений, профессор А.В. Федоров проводит мысль, что если лицо, намеревавшееся контрабандным способом переправить наркотические средства из России через Белоруссию в Польшу, было задержано на Государственной границе Российской Федерации, оно подлежит ответственности за покушение на контрабанду наркотиков через Государственную границу России и, при наличии соответствующих доказательств, за приготовление к незаконному перемещению этой же партии наркотиков через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС[6].

На наш взгляд, в рамках решения вопроса об ответственности за контрабанду наркотиков, инструментов и оборудования, о которых говорится в ст. 2291 УК РФ, вопрос о совокупности преступлений при применении виновным насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль, может возникнуть только при умышленном лишении жизни таможенника или пограничника. В таком случае виновное лицо подлежит ответственности за контрабанду наркотиков в зависимости от их размера по соответствующей части ст. 2291 и дополнительно по ст. 317 УК РФ, предусматривающей ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа. В такой ситуации п. «в» ч. 4 ст. 2291 УК РФ не может применяться, поскольку по признакам насилия в этом пункте содержится общая норма, а в ст. 317 УК РФ — специальная (насилие, опасное для жизни).

Если лицо совершает контрабанду наркотиков при незаконном пересечении Государственной границы России, в его действиях — идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 2291, 228 или 2281 (при наличии цели сбыта как приготовление к сбыту) и 322 УК РФ.

Статья 230 УК РФ «Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»[7].

При совершении преступления, предусмотренного ст. 230 УК РФ, возникает реальная совокупность, если виновное лицо совершит два и более самостоятельных преступления, предусмотренных любой частью данной статьи.

По части первой в совокупность могут «объединяться» только оконченные преступления, а равно покушения на склонение к потреблению наркотиков, если потерпевшим был один человек старше 18 лет (при склонении без отягчающих обстоятельств, предусмотренных в ч. 2 или 3 данной статьи).

Приготовление к анализируемому преступлению может входить в состав совокупности, если оно квалифицируется по ч. 2 или ч. 3 ст. 230 УК РФ (см. ч. 2 ст. 30 УК РФ).

Если склоняемое лицо потребило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналог, виновное лицо подлежит ответственности по ст.ст. 230, 228 и 2281 УК РФ за склонение к потреблению, незаконное хранение и сбыт наркотиков.

Несколько замечаний об ответственности по п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ. В этом пункте предусмотрена ответственность за склонение к потреблению наркотиков двух или более лиц. Относительно понятия склонения двух и/или более лиц в науке нет единства. Одни авторы считают, что состав преступления, предусмотренного п. «в», имеет место лишь тогда, когда виновный с единым умыслом склонял к потреблению наркотиков двух и более лиц. По мнению других, единства умысла не требуется.

Например, профессор А.?. Рарог утверждает: «Совершение преступления в отношении двух или более лиц означает, что склонение двух или более лиц к потреблению наркотических средств или психотропных веществ охватывалось единым умыслом виновного, в противном случае данный признак отсутствует и деяние должно рассматриваться как совершенное неоднократно»[8]. О едином умысле на склонение двух или более лиц пишут профессоры А.?. Чучаев[9] и В.В. Дорошков[10].

В свою очередь профессор З.А. Незнамова, комментируя содержание п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ, пишет: «Данный квалифицирующий признак вменяется при склонении к потреблению наркотиков двух или более лиц, независимо от того, возник ли у преступника умысел на склонение двух или более лиц одновременно либо умысел возникал относительно каждого лица самостоятельно. При этом склонение двух или более лиц к потреблению наркотиков может совершаться одновременно в отношении обоих лиц, либо с небольшим разрывом во времени, либо со значительным разрывом во времени»[11].

Заметим, ранее профессор З.А. Незнамова придерживалась иной точки зрения. Комментируя п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ, она утверждала, что «склонение двух и более лиц, как правило, совершается одновременно или с небольшим разрывом во времени, но при этом необходимо доказать, что умысел на склонение всех лиц возник одновременно»[12]. О причинах изменения позиции можно только догадываться.

Профессор М.В. Талан более категорична. По ее мнению, «склонение к потреблению двух или более лиц (п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ) предполагает, что умысел на склонение каждого лица возникает самостоятельно. При этом склонение двух или более лиц может совершаться как одновременно, так и в разное время»[13].

Представляется, что закону соответствует позиция сторонников единого умысла (единой вины) на склонение двух или более лиц к потреблению наркотиков (п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ). При самостоятельном умысле в отношении каждого потерпевшего виновный каждый раз совершает самостоятельное преступление, которое юридически объединить в единое преступление, предусмотренное п. «в», нельзя.

До вступления в силу Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ[14] такие независимые одно от другого преступления квалифицировались по п. «б» ч. 2 ст. 230 УК РФ по признаку неоднократности. С момента утраты силы ст. 16 УК РФ неоднократность как квалифицирующее обстоятельство перестала существовать (к сожалению). В настоящее время неоднократно совершенные тождественные преступления в соответствии с законом разрешаются по правилам совокупности, предусмотренной ч. 1 ст. 17 УК РФ. Это касается всех преступлений, в составе которых есть признак «два и более потерпевших».

Однако в 2005–2007 гг. в нескольких учебниках появились утверждения, что убийства двух и более лиц, не связанные между собой (совершенные в разное время, в разных местах и каждый раз с новым умыслом), если виновный не был за них осужден, не образуют совокупности преступлений и должны квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 как убийство двух или более лиц. В одном из учебников со ссылкой на ч. 1 ст. 17 УК РФ даже утверждается, что квалифицировать эти убийства отдельно нельзя в силу прямого запрета закона.

В связи с этим уместно привести позицию А.В. Бриллиантова и Е.В. Побрызгаевой о том, что в связи с исключением из УК РФ такого вида множественности, как неоднократность, «каждый отдельный случай преступного проявления при отсутствии единого умысла подлежит самостоятельной квалификации»[15].

На наш взгляд, эта точка зрения не соответствует положениям ч. 1 ст. 17 УК РФ. В ч. 1 ст. 17 УК РФ законодатель показал правоприменителям, в каких «случаях» совершение двух и более преступлений образует совокупность, а в каких нет, и не более того. Ни прямого, ни какого-либо другого запрета в ч. 1 ст. 17 УК РФ не содержится.

Главное и для практики, и для науки в ч. 1 ст. 17 УК РФ — это то, что в теории некоторые авторы именуют «исключением» («…за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений, предусмотрено статьями Особенной части настоящего кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание»).

Таких случаев только в главе 16 УК РФ — девять (шесть в п. «б», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ; по одному в ч. 4 ст. 111 и ч. 3 ст. 123 УК РФ и два — в ч. 2 ст. 124 УК РФ).

Эти два (три и более) разных преступления, предусмотренные в самостоятельных статьях Особенной части УК РФ, сведены законодателем в единое преступление (в единый состав). Название объединенному преступлению дается по первому, а наказание увеличивается за счет второго, которое именуется квалифицирующим признаком, а фактически по своей сути является отягчающим обстоятельством. Квалифицируется объединенное (в теории «составное») преступление только по статье основного. ?менно о таких случаях говорится в ч. 1 ст. 17 УК РФ.

Например, убийство, сопряженное с разбоем, объединяет простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и разбой (ст. 162 УК РФ). По закону это единое составное преступление, предусмотренное п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. К сожалению, правоприменители по абсолютному большинству дел об убийстве, сопряженном с разбоем, вменяют виновному и убийство (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и разбой (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). Редкие соответствующие закону решения (квалификация по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) вышестоящие инстанции рекомендуют изменить, что, безусловно, исполняется.

Профессор П.Г. Пономарев о причине такой ситуации на практике относительно привлечения к ответственности за убийство, сопряженное с разбоем, пишет следующее: «Федеральным законом от 21 июня 2004 г. № 73-ФЗ определение совокупности было уточнено. В соответствии с новой редакцией ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупность не образуется, если совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. В п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как раз и предусмотрено усиление наказания за убийство, если оно сопряжено с другим преступлением — разбоем. В соответствии с ч. 1 ст. 17 УК РФ такое убийство не образует совокупности и требует квалификации только по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации не внес соответствующих изменений в п. 7, 11 и 13 постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», поэтому судебная практика по-прежнему идет по пути квалификации убийств, сопряженных с другими преступлениями (в том числе и с разбоем), по совокупности»[16].

С этим можно согласиться, кроме объяснения причин отступления от закона. Такое объяснение противоречит положению о независимости судей и подчинении их только закону, закрепленному в ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации. В ч. 2 ст. 120 Конституции записано: «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом». Отступать от закона никто не имеет права, включая и судей. На стороне последних Конституция Российской Федерации (ст. 120) и УПК РФ[17]. Но почему-то ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации, предписывающая суду принимать решения только в соответствии с законом, в ст. 8.1 УПК РФ не отражена. Такой избирательный подход, на мой взгляд, может в определенной степени тормозить переход уверенных в своей правоте судей к руководству в судебной деятельности только законом, а равно другими актами, если они не противоречат закону.

В п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ изначально и до сих пор предусмотрена ответственность за единое убийство не менее двух человек. Основным признаком этого преступления является наличие у виновного единого умысла на убийство не менее двух человек. Об обязательности единства умысла не одно десятилетие говорилось в постановлениях Пленумов Верховных Судов СССР и России, в которых рассматривалась практика привлечения к ответственности за убийство.

В п. 5 действующего постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) было записано: «По п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ».

Без каких-либо изменений в законе относительно ответственности за причинение вреда двум или более потерпевшим Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановлением от 3 апреля 2008 г. № 4 изменил редакцию абзаца 1 ч. 5 названного постановления, оставив абзац 2 без изменений (на наш взгляд, в изменении нуждался и сейчас остро нуждается именно второй абзац).

Новая (действующая) редакция абзаца 1 ч. 5 постановления: «В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ, при условии, если ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден». Эта новая позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации фактически касается всех преступлений (умышленных и неосторожных), в составах которых есть признак «два или более потерпевших» (положения абзаца 2 ч. 5 данного постановления касаются только квалификации умышленных преступлений с двумя и более потерпевшими, включая и ст. 230 УК РФ).

Не исключено, что новые взгляды ученых на проблему квалификации двух и более убийств, совершенных каждый раз с самостоятельным умыслом, повлияли на позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

По нашему мнению, положения ч. 1 ст. 17 УК РФ в действующей редакции обязывают правоприменителя решать вопрос об ответственности за совершение двух самостоятельных убийств (убийств «с разными умыслами») по правилам совокупности. Однако в ч. 1 ст. 17 УК РФ, как уже говорилось, содержатся две нормы: норма о реальной совокупности (текст до слов «за исключением») и норма об отсутствии совокупности при совершении двух и более преступлений (начинается со слов «за исключением»).

Я не вижу в ст. 17 УК РФ даже намека на возможность объединения двух самостоятельных простых преступлений в единое преступление с двумя потерпевшими в тех статьях УК РФ, в которых в основном составе потерпевшим значится одно лицо, а в квалифицированном составе — два и более (в ст. 230 УК РФ именно такое положение).

Сторонники фактического восстановления отмененного законодателем «расстрельного» вида убийства (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ) наделяют судей правом применять за два и более самостоятельных убийства высшую меру наказания. Но, повторюсь еще раз, сам законодатель исключил неоднократность убийства из числа «расстрельных» видов убийства. ? это исключение к ст. 17 УК РФ никакого отношения не имеет. Если бы законодатель видел необходимость изменить закон в соответствии с критикуемой позицией некоторых ученых, он, я думаю, давно бы это сделал (например, ответственность за клевету была восстановлена через семь месяцев).

Также отметим, что в Особенной части УК РФ содержится тридцать статей, в которых есть признак состава «два и более потерпевших», и только в четырех из них был признак «то же деяние, совершенное неоднократно». В двадцати шести статьях вопрос об ответственности за самостоятельные случаи причинения вреда потерпевшим разрешался по правилам совокупности, в том числе и при применении ст. 230 УК РФ. То есть наличие в законе неоднократности в качестве квалифицирующего признака их не затрагивало. На каком же основании правоприменители должны сейчас объединять самостоятельные преступления с одним потерпевшим в единое преступление с двумя потерпевшими вместо положенной по закону совокупности.

Кстати, критикуемая установка Пленума Верховного Суда Российской Федерации текстуально касается только п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поскольку положения ч. 1 ст. 17 УК РФ ее (критикуемой установки) не касаются, правоприменители остальные двадцать девять статей должны применять так же, как и до отмены положений о неоднократности.

Статья 231 УК РФ «Незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества либо их прекурсоры».

По структуре данное преступление — длящееся, с формальным составом. Культивирование растений представляет собой результативный процесс от посева до получения «готовой продукции». Оконченным данное преступление юридически следует считать с момента совершения посева. Необходимые действия по выращиванию растений:  полив, рыхление земли, прополка и многие другие — представляют собой проявления единого процесса культивирования.

При культивировании возможна только реальная совокупность. ?деальная совокупность здесь невозможна.

Статья 232 УК РФ «Организация либо содержание притонов или систематическое предоставление помещений для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов».

Преступление, ответственность за совершение которого предусмотрена в ст. 232 УК РФ, с формальным составом. Объективная сторона состава данного преступления в диспозиции ч. 1 представлена тремя альтернативными признаками. Каждый из этих признаков может свидетельствовать о самостоятельном преступлении.

Если виновное лицо намеревалось создать притон для потребления наркотиков, но его деятельность прекратилась после создания притона, он подлежит ответственности за оконченное преступление.

За оконченное преступление подлежит ответственности лицо, которое участвовало только в содержании притона для потребления наркотиков (содержание притона — длящееся преступление).

За оконченное преступление подлежит ответственности лицо, не имеющее никакого отношения к подобным притонам, но систематически (три и более раза) предоставлявшее собственное или не собственное помещение для потребления наркотиков (это преступление — продолжаемое).

Как свидетельствует следственно-судебная практика, в большинстве случаев для приема наркоманами наркотиков виновные лица «практически во всех случаях используют под притон свое жилое (реже нежилое) помещение, где проживают сами, зачастую с семьями, плиту для приготовления пищи. ?зредка выделяют посуду для приготовления наркотиков…»[18].

В действиях лица, организовавшего притон и затем участвовавшего в его содержании, нет совокупности преступлений. Это лицо подлежит ответственности и за организацию притона, и за его содержание как за единое преступление.

Представляется, что нет совокупности преступлений, если лицо, организовавшее и содержавшее наркопритон, одновременно занималось систематическим предоставлением помещений для потребления наркотиков. Это лицо подлежит ответственности за все три вида преступной деятельности как за единое преступление.

Если «хозяева» притонов и других помещений сбывали наркотики посетителям, налицо совокупность преступлений, предусмотренных ст. 232, 2281 и 228 (незаконное хранение) УК РФ.

В данном преступлении возможна только реальная совокупность. Например, последовательное каждый раз с новым умыслом создание наркопритонов. Если же лицо решило создать несколько наркопритонов и создало два или более, совокупности нет.

Если лицо систематически предоставляло свою квартиру для потребления наркотиков, а потом в ней организовало наркопритон, в его действиях также нет совокупности преступлений.



[1] См.: Мурашов Н.Ф.: 1) К вопросу о предмете наркопреступления по уголовному законодательству России // Наркоконтроль. 2013. № 3. С. 14–18; 2) Спорные вопросы теории и практики ответственности за нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ // Наркоконтроль. 2014. № 1. С. 8–14; 3) Спорные вопросы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 229, 2291 и 230 УК РФ, совершаемых с применением насилия: теоретико-правовое исследование // Наркоконтроль. 2014. № 2. С. 15–25; 4) Совокупность преступлений и соучастие в преступлении при незаконном хранении и сбыте наркотиков // Наркоконтроль. 2014. № 3. С. 9–16.

[2] О понятии наркопреступлений см.: Федоров А.В. Наркокриминология как одно из направлений криминологии // Наркоконтроль. 2013. № 1. С. 7.

[3] Подробнее об этом см.: Мурашов Н.Ф. Квалификация преступлений : научно-практическое пособие. М., 2014.

[4] См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. М., 2010. С. 572 (автор — В.В. Дорошков); Уголовное право России : учебник / ред.: Ф.Р. Сундуров, М.В. Талан. М., 2012. С. 488 (автор — М.В. Талан).

[5] См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть : учебник. 2-е изд. / ред.: Л.В. ?ногамова-Хегай, А.?. Рарог. М., 2010. С. 460–461. Автор — А.?. Чучаев.

[6] См.: Федоров А.В. ?зменения в законодательстве об ответственности за контрабанду наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ // Наркоконтроль. 2012. № 1. С. 9–10; Федоров А.В. ?зменения в законодательстве об ответственности за контрабанду: новые реалии и проблемы // Уголовное право. 2012. №. 2. С. 74–75.

[7] Проблемы совокупности преступлений при склонении к потреблению наркотиков с применением насилия рассмотрены ранее в статье: Мурашов Н.Ф. Спорные вопросы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 229, 2291 и 230 УК РФ, совершаемых с применением насилия: теоретико-правовое исследование // Наркоконтроль. 2014. № 2. С. 15–25.

[8] См.: Российское уголовное право : учебник. Особенная часть / под ред. профессор А.?. Рарога. М., 2001. С. 270.

[9] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации по состоянию на 1 февраля 2004 г. с учетом федеральных законов № 162-ФЗ, 169-ФЗ / отв. ред. А.?. Рарог. М., 2004. С. 411.

[10] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. 10-е изд. М., 2010. С. 575.

[11] См.: Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. ?.Я. Казаченко, Г.П. Новоселов. 4-е изд., изм. и доп. М., 2008. С. 582.

[12] См.: Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. ?.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М., 1997. С. 439.

[13] См.: Уголовное право России. Особенная часть : учебник / под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М., 2012. С. 489.

[14] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 50. Ст. 4848.

[15] Бриллиантов А.В., Побрызгаева Е.В. Уголовный кодекс Российской Федерации в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР) с комментариями. М., 2008. С. 37.

[16] См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть : учебник. 2-е изд. / ред. Л.В. ?ногамова-Хегай, А.?. Рарог. М., 2010. С. 212.

[17] Введена Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 166-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 27. Ст. 3458.

[18] Подробнее см.: Хорошев Я., Пекарев С. Уголовная ответственность за организацию и содержание наркопритонов // Законность. 2012. № 5. С. 27–29.

Литература:

1. Бриллиантов А.В., Побрызгаева Е.В. Уголовный кодекс Российской Федерации в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР) с комментариями / А.В. Бриллиантов, Е.В. Побрызгаева. М. : Проспект, 2008. 560 с.
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. 10-е изд. М. : Юрайт, 2010. 931 с.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации по состоянию на 1 февраля 2004 г. с учетом федеральных законов № 162-ФЗ, 169-ФЗ / отв. ред. А.?. Рарог. М. : Проспект, 2004. 640 с.
4. Мурашов Н.Ф. Квалификация преступлений : научно-практическое пособие / Н.Ф. Мурашов. М. : Юрлитинформ, 2014. 160 с.
5. Мурашов Н.Ф. К вопросу о предмете наркопреступления по уголовному законодательству России / Н.Ф. Мурашов // Наркоконтроль. 2013. № 3. С. 14–18.
6. Мурашов Н.Ф. Совокупность преступлений и соучастие в преступлении при незаконном хранении и сбыте наркотиков (ст. 228 и 2281 УК РФ) / Н.Ф. Мурашов // Наркоконтроль. 2014. № 3. С. 9–16.
7. Мурашов Н.Ф. Спорные вопросы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 229, 2291 и 230 УК РФ, совершаемых с применением насилия: теоретико-правовое исследование / Н.Ф. Мурашов // Наркоконтроль. 2014. № 2. С. 15–25.
8. Мурашов Н.Ф. Спорные вопросы теории и практики ответственности за нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ / Н.Ф. Мурашов // Наркоконтроль. 2014. № 1. С. 8–14.
9. Российское уголовное право : учебник. Особенная часть / под ред. проф. А.?. Рарога. М. : Профобразование, 2001. 872 с.
10. Уголовное право России. Особенная часть : учебник / под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М. : Статут, 2012. 943 с.
11. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть : учебник. 2-е изд. / ред.: Л.В. ?ногамова-Хегай, А.?. Рарог. М. : ?НФРА-М — КОНТРАКТ, 2010. 800 с.
12. Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. ?.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М. : ?НФРА-М — НОРМА, 1997. 516 с.
13. Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. ?.Я. Казаченко, Г.П. Новоселов. 4-е изд., изм. и доп. М. : НОРМА, 2008. 1008 с.
14. Федоров А.В. ?зменения в законодательстве об ответственности за контрабанду наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ / А.В. Федоров // Наркоконтроль. 2012. № 1. С. 2–15.
15. Федоров А.В. ?зменения в законодательстве об ответственности за контрабанду: новые реалии и проблемы / А.В. Федоров // Уголовное право. 2012. № 2. С. 71–77.
16. Федоров А.В. Наркокриминология как одно из направлений криминологии / А.В. Федоров // Наркоконтроль. 2013. № 1. С. 4–27.
17. Хорошев Я., Пекарев С. Уголовная ответственность за организацию и содержание наркопритонов / Я. Хорошев, С. Пекарев // Законность. 2012. № 5 С. 27–29.

Bibliography:

1. Brilliantov А.V., Pobry'zgaeva Е.V. Ugolovny'j kodeks Rossijskij Federatsii v materialy'kh dejstvuyushhikh postanovlenij Plenumov Verkhovnogo Suda Rossijskoj Federatsii (SSSR) s kommentariyami [The Criminal Code of the Russian Federation in materials of effectual decrees of Plenums of the Supreme Court of the Russian Federation (USSR) with commentaries]. Moscow, Prospekt Publ., 2008, 560 p.
2. Lebedev V.M., ed. Kommentarii k Ugolovnomu kodeksu Rossijskoj Federatsii [Commentaries to the Criminal Code of the Russian Federation]. 10th ed. Moscow, Yurajt Publ., 2010, 931 p.
3. Rarog A.I., ed. Kommentarij k Ugolovnomu kodeksu Rossijskoj Federatsii po sostojaniyu na 1 fevralya 2004 g. s uchetom federal'ny'kh zakonov № 162-FZ, 169-FZ [Commentary to the Criminal Code of the Russian Federation as of February 1, 2004 in the light of Federal Laws 162-FL and 169-FL]. Moscow, Prospekt Publ., 2004, 640 p.
4. Murashov N.F. Kvalifikatsiya prestuplenij: nauchno-prakticheskoe posobie [Qualification of crimes: scientific-practice manual]. Moscow, Yurlitinform Publ., 2014, 160 p.
5. Murashov N.F. K voprosu o predmete narkoprestupleniya po ugolovnomu zakonodatel'stvu Rossii [On the issue of the subject-matter of a drug crime under the criminal legislation of Russia]. Narkokontrol' — Drug Control, 2013, № 3, pp. 14 — 18.
6. Murashov N.F. Sovokupnost' prestuplenij i souchastie v prestuplenii pri nezakonnom khranenii i sby'te narkotikov (st. 228 i 2281 UK RF) [Aggregate of crimes and complicity in a crime of illegal storage and sale of drugs (articles 228 and 2281 of the Criminal Code of the RF)]. Narkokontrol' — Drug Control, 2014, № 3, pp. 9 — 16.
7. Murashov N.F. Sporny'e voprosy' kvalifikatsii prestuplenij, predusmotrenny'kh stat'yami 229, 2291 i 230 UK RF, sovershaemy'kh s primeneniem nasiliya:  teoretikopravovoe issledovanie [Controversial issues of qualification of crimes provided for by articles 229, 2291 and 230 of the Criminal Code of the RF and committed with application of violence: theoretical-law study]. Narkokontrol' — Drug Control, 2014, № 2, pp. 15 — 25.
8. Murashov N.F. Sporny'e voprosy' teorii i praktiki otvetstvennosti za narushenie pravil oborota narkoticheskikh sredstv i psikhotropny'kh veshhestv [Controversial issues of theory and practice of responsibility for violation of rules of turnover of narcotic means and psychotropic substances]. Narkokontrol' — Drug Control, 2014, № 1, pp. 8 — 14.
9. Rarog A.I. Rossijskoe ugolovnoe pravo: uchebnik. Osobennaya chast' [Russian criminal law: Textbook. Special part]. Moscow, Profobrazovanie Publ., 2001, 872 p.
10. Sundurov F.R., Talan M.V., eds. Ugolovnoe pravo Rossii. Osobennaya chast': Uchebnik [Criminal law of Russia. Special part: Textbook]. Moscow, Statut Publ., 2012, 943 p.
11. Inogamova-Khegaj L.V., Rarog A.I., eds. Ugolovnoe pravo Rossijskoj Federatsii. Osobennaya chast': Uchebnik [Criminal law of the Russian Federation. Special part: Textbook]. 2nd ed. Moscow, INFRA-M — KONTRAKT Publ., 2010, 800 p.
12. Kozachenko I.Ya., Neznamova Z.A., eds. Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast': uchebnik [Criminal law. Special part: Textbook]. Moscow, INFRA-M — NORMA
Publ., 1997, 516 p.
13. Kazachenko I.Ya., Novoselov G.P., eds. Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast': uchebnik [Criminal law: Special part: Textbook]. 4th rev. ed. Moscow, NORMA
Publ., 2008, 1008 p.
14. Fedorov А.V. Izmeneniya v zakonodatel'stve ob otvetstvennosti za kontrabandu narkoticheskikh sredstv, psikhotropny'kh, sil'nodejstvuyushhikh i yadovity'kh
veshhestv [Changes in the legislation on responsibility for contraband of narcotic means, psychotropic, potent and poisonous substances]. Narkokontrol' — Drug
Control, 2012, № 1, pp. 2-15.
15. Fedorov А.V. Izmeneniya v zakonodatel'stve ob otvetstvennosti za kontrabandu: novy'e realii i problemy' [Changes in the legislation on responsibility for contraband: new environment and problems]. Ugolovnoe pravo — Criminal Law, 2012, № 2, pp. 71-77.
16. Fedorov А.V. Narkokriminologiya kak odno iz napravlenij kriminologii [Drug criminology as one of the directions of criminology]. Narkokontrol' — Drug Control,
2013, № 1, pp. 4 — 27.
17. Khoroshev Ya., Pekarev S. Ugolovnaya otvetstvennost' za organizatsiyu i soderzhanie narkopritonov [Criminal responsibility for organization and maintenance of drug dens]. Zakonnost' — Legitimacy, 2012, № 5, pp. 27 — 29.