Address: 26/55, Bldg. 7, Kosmodamianskaya Emb., Moscow, 115035
(495) 953-91-08, 617-18-88.

Notary №8 – 2021

АКТУАЛЬНОЕ МНЕНИЕ

  • Германова Анастасия Андреевна,

    Функции института нотариата С. 3-6

    Германова Анастасия Андреевна, аспирант Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), помощник нотариуса города Москвы

    В статье рассматриваются различные научные взгляды на основные функции нотариата, которые перечисляются и анализируются. Актуальность настоящей статьи заключается в том, что легальное определение функций нотариата и их прямое перечисление в законе отсутствуют, тогда как для более полного понимания нотариальной деятельности необходимо разобраться в том, какие функции выполняет институт нотариата. Автор приходит к следующим выводам: В настоящее время в литературе отсутствует единый подход к классификациям, количеству и видам функций нотариата. Правильнее говорить о функциях нотариата, а не нотариальной деятельности, так как функции нотариата предопределяют назначение нотариальной деятельности, при этом ?функции нотариата? и ?нотариальные функции? — это одно и то же. В статье названа основная функция нотариата — правозащитная.

    FUNCTIONS OF THE NOTARY INSTITUTION

    Germanova Anastasia A. Postgraduate Student of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL) Assistant to Notary of Moscow

    The article discusses various scientific views on the main functions of the notary, which are listed and analyzed. The relevance of this article is that there is no legal definition of the notarial functions and their direct listing in the law, while for a more complete understanding of notarial activity, it is necessary to understand what functions are performed by the institution of notaries. The author comes to the following conclusions: A common approach to classifications, number and types of notarial functions in the literature does not currently exist. It is more correct to speak about the functions of a notary, and not of notarial activity, since the functions of a notary predetermine the purpose of notarial activity, while the “functions of a notary” and “notarial functions” are one and the same. The article identifies the main function of the notary — protection of human rights.

  • Нуриев Анас Гаптрауфович,

    Перспективы частного определения нотариуса и запроса нотариуса в Конституционный Суд РФ в контексте специального публичного правового статуса нотариуса С. 7-10

    Нуриев Анас Гаптрауфович, руководитель аппарата Конституционного суда Республики Татарстан, Заслуженный юрист Республики Татарстан, кандидат юридических наук, доцент

    В рамках представленной статьи предлагается авторский взгляд на возможность введения частного определения нотариуса и запроса нотариуса в Конституционный Суд РФ в контексте специального публичного правового статуса нотариуса. Уникальность и правозащитный потенциал нотариата может служить общественному развитию только при наличии у нотариального сообщества возможности влиять на правоприменительную действительность направленную на реализацию основного конституционного принципа ?признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства?.

    PROSPECTS OF A SPECIAL RULING CONCERNING A NOTARY AND A NOTARY’S REQUEST TO THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE RUSSIAN FEDERATION WITHIN THE FRAMEWORK OF THE NOTARY’S SPECIAL PUBLIC LAW STATUS

    Nuriev Anas G. Head of the Administrative Office of the Constitutional Court of the Republic of Tatarstan Honored Lawyer of the Republic of Tatarstan PhD (Law), Associate Professor

    Within the framework of the presented article, the author’s view is offered on the possibility of introducing a private definition of a notary and a notary’s request to the Constitutional Court of the Russian Federation in the context of a special public legal status of a notary. The uniqueness and human rights potential of the notary can serve social development only if the notary community has the opportunity to influence the law enforcement reality aimed at implementing the basic constitutional principle “recognition, observance and protection of human and civil rights and freedoms is the duty of the state”.

  • Углицких Дмитрий Васильевич,

    Роль дисциплины «Нотариат» в формировании профессиональных компетенций (навыков) у студентов-юристов С. 11-14

    Углицких Дмитрий Васильевич, доцент кафедры юриспруденции института управления, экономики и юриспруденции Вологодского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

    В статье анализируются положения дисциплины ?Нотариат? в повышении динамики развития профессиональных компетенций у студентов-юристов, которые выражаются в развитии навыков работы с различными правовыми источниками информации, а также способствуют формированию умения работать с населением.

    THE ROLE OF THE NOTARY COURSE IN THE ESTABLISHMENT OF PROFESSIONAL COMPETENCES (SKILLS) OF LAW STUDENTS

    Uglitskikh Dmitry V. Associate Professor of the Department of Jurisprudence of the Institute of Management, Economics and Jurisprudence of the Vologda State University PhD (Law), Associate Professor

    The article analyzes the provisions of the discipline of notaries in increasing the dynamics of the development of professional competence among law students, which are expressed in the development of skills in working with various legal sources of information, and also contributes to the formation of the ability to work with the population.

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

  • Мальбин Дмитрий Андреевич,

    Знание о неуправомоченности отчуждателя как условие защиты добросовестного приобретателя С. 15-19

    Мальбин Дмитрий Андреевич, адвокат Юридическая фирма «ЮСТ», ведущий эксперт Института проблем административно-правового регулирования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), кандидат юридических наук

    Действующее законодательство закрепляет институт защиты добросовестного приобретателя, указывая, что защите подлежит приобретатель, который не знал и не мог знать о неуправомоченности отчуждателя. Иными словами, закон использует субъективный и объективный критерии знания приобретателя относительно искомого факта. Вводя условие о том, что приобретатель ?не мог знать?, исходит из возможности получения приобретателем соответствующего знания, что исключает защиту всякого приобретателя, поскольку возможность получения знания практически безгранична. В связи с этим правоприменительная практика изменила объективный критерий, исключив условие о возможности получения знания долженствованием такого знания. Долженствование знания в рамках института защиты добросовестного приобретателя выполняет вспомогательную и охранительную функции.

    KNOWLEDGE OF THE ALIENATOR’S INCOMPETENCE AS A CONDITION FOR THE PROTECTION OF A GOOD FAITH ACQUIRER

    Malbin Dmitry A. Attorney at the YUST Law Firm Leading Expert of the Institute of Administrative Regulation Issues of the National Research University Higher School of Economics (NRU HSE) PhD (Law)

    The current legislation establishes the institution of protection of a bona fide acquirer, indicating that the acquirer is subject to protection, who did not know and could not have known about the alienator’s illegality. In other words, the law uses subjective and objective criteria of the acquirer’s knowledge of the desired fact. Introducing the condition that the acquirer “could not know” proceeds from the possibility of the acquirer obtaining the corresponding knowledge, which excludes the protection of any acquirer, since the possibility of acquiring knowledge is practically unlimited. In this regard, the law enforcement practice has changed the objective criterion, excluding the condition of the possibility of obtaining knowledge by the obligation of such knowledge. Sharing knowledge within the framework of the institution of protection of a bona fide acquirer performs auxiliary and protective functions.

  • Михайлова Екатерина Владимировна,

    Соглашение о примирении и его место в системе защиты права С. 20-24

    Михайлова Екатерина Владимировна, ведущий научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук (ИГП РАН), доктор юридических наук, доцент

    Статья посвящена поиску определения понятия и правовой природы внесудебного соглашения о примирении. Настоящий период характеризуется значительным расширением границ правовой защиты, в которую, помимо деятельности государственных и третейских судов по рассмотрению и разрешению отнесенных к их компетенции гражданских дел, включаются различного рода внесудебные примирительные (согласительные) процедуры. На основе теоретического анализа внесудебного примирения и его результата — соглашения о примирении — сделан вывод о частноправовом характере любых внесудебных процедур и отсутствии у их результатов публично-правовых свойств, обеспечивающих возможность их принудительного осуществления, что оказывает мощное негативное воздействие на востребованность обществом любых форм внесудебного урегулирования конфликтов. При этом показана уникальность досудебного урегулирования споров, которая заключается в том, что это одновременно институт гражданского права и предпосылка для предъявления в суд искового заявления. Предложено закрепить обязательное нотариальное удостоверение соглашений о примирении, заключенных в результате проведения обязательного досудебного урегулирования, и закрепить факт наличия такого соглашения как основание для отказа в принятии заявления.

    SETTLEMENT AGREEMENT AND ITS PLACE IN THE RIGHT PROTECTION SYSTEM

    Mikhaylova Ekaterina V. Leading Research Scientist of the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences (ISL RAS) LL.D., Associate Professor

    The article is devoted to the search for a definition of the concept and the legal nature of an extrajudicial agreement on reconciliation. The present period is characterized by a significant expansion of the boundaries of legal protection, in which, in addition to the activities of state and arbitration courts for the consideration and resolution of civil cases referred to their competence, various kinds of extrajudicial conciliation (conciliation) procedures are included. On the basis of a theoretical analysis of extrajudicial reconciliation and its result — an agreement on reconciliation, it was concluded that any extrajudicial procedures are private law, and that their results lack public law properties that provide the possibility of their enforcement, which has a powerful negative impact on the public demand for any form of extrajudicial settlement of conflicts. At the same time, the uniqueness of pre-trial settlement of disputes is shown, which lies in the fact that it is both an institution of civil law and a prerequisite for filing a statement of claim in court. It was proposed to secure the obligatory notarization of the agreements on reconciliation concluded as a result of the obligatory pre-trial settlement and to fix the fact of the existence of such an agreement as the basis for refusing to accept the application.

  • Рыженков Анатолий Яковлевич,

    Отступное как юридический факт в гражданском праве С. 25-29

    Рыженков Анатолий Яковлевич, профессор кафедры гражданского права и процесса Калмыцкого государственного университета, доктор юридических наук, профессор

    Статья посвящена проблеме отступного как юридического факта. Отмечается, что в его основе лежит идея эквивалентности, т.е. равноценного обмена как основы взаимодействия субъектов. Она предполагает, в частности, что ни один объект права не является самодостаточным, а путем включения в гражданский оборот может быть заменен другим объектом, разумеется, не произвольным, а адекватным (соответствующим) ему по существенным характеристикам. В рамках отступного стороны исходного обязательства меняются местами: кредитор по основному обязательству становится должником, чья обязанность — принять отступное, а должник по основному обязательству — кредитором по отступному, имеющим право требовать его принятия. Поскольку данные условия ничем иным, помимо соглашения сторон, установлены быть не могут, а без этого правоотношение отступного просто не возникает, то одни права и обязанности сторон устанавливаются, а другие — прекращаются именно на основании этого соглашения, которое, соответственно, обладает всеми отличительными свойствами договора. Отступное как юридический факт представляет собой реальную сделку, порождающую договорное обязательство, которое направлено на прекращение действия другого обязательства путем замещения его предмета по принципу эквивалентности.

    COMPENSATION FOR AGREEMENT TERMINATION AS A LEGAL FACT IN CIVIL LAW

    Ryzhenkov Anatoly Ya. Professor of the Department of Civil Law and Procedure of the Kalmyk State University LL.D., Professor

    The article is devoted to the problem of indemnity as a legal fact. It is noted that it is based on the idea of equivalence, i.e. equivalent exchange as the basis of interaction between subjects. It assumes, in particular, that no object of law is self-sufficient, and by inclusion in civil circulation can be replaced by another object, of course, not arbitrary, but adequate (corresponding) to it in essential characteristics. In the framework of the indemnity side of the original obligations are swapped: the creditor on the basic obligation becomes the debtor, whose obligation to accept compensation, and the debtor on the basic obligation — the creditor entitled to demand its adoption. Since these conditions cannot be established by anything other than the agreement of the parties, and without this, the legal relationship of indemnity simply does not arise, some rights and obligations of the parties are established, and others are terminated precisely on the basis of this agreement, which, accordingly, has all the distinctive properties of the contract. An indemnity as a legal fact is a real transaction that generates a contractual obligation, which is aimed at terminating another obligation by replacing its subject matter on the principle of equivalence.

  • Южанин Николай Вячеславович,

    Исполнение обязательства за счет должника С. 30-33

    Южанин Николай Вячеславович, полковник внутренней службы, профессор кафедры гражданского права и процесса Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, доктор юридических наук, доцент

    В статье анализируется исполнение обязательства за счет должника как мера самозащиты прав, ее односторонний характер и частноправовые принудительные последствия. Оцениваются санкции, которые возникают по факту реализации указанной меры. Рассматриваются первичные и сопутствующие меры защиты, которые реализуются при осуществлении исполнения за счет должника. Утверждается, что при привлечении сил третьих лиц к исполнению образуется новое обязательство в той части, которая не была исполнена должником в прежнем правоотношении. Анализируются специальные случаи исполнения обязательства за счет должника, которые могут применяться по факту менее серьезных правонарушений. Рассматриваются сопутствующие последствия исполнения обязательства за счет должника в виде санкций и первичные стимулирующие к исполнению меры, которые крайне необходимы в случаях возможности исправления нарушений должником.

    DISCHARGE OF AN OBLIGATION AT THE DEBTOR’S EXPENSE

    Yuzhanin Nikolay V. Colonel of Internal Service Professor of the Department of Civil Law and Procedure of the Academy of the FPS of Russia LL.D., Associate Professor

    The article analyzes discharge of an obligation at the debtor’s expense as a measure of self-protection of rights, its one-sided character and forced consequences under private law. The paper evaluates sanctions arising upon the implementation of the indicated measure. The author reviews primary and accompanying protective measures implemented in the context of discharge at the debtor’s expense. It is asserted that when the forces of third parties are attracted to the discharge, there appears a new obligation in the part not discharged by the debtor in the preceding legal relationship. The article analyzes special cases of discharge of an obligation at the debtor’s expense that can be used in the event of milder offenses. The paper reviews the accompanying consequences of discharge of an obligation at the debtor’s expense in the form of sanctions and primary discharge stimulating measures that are absolutely necessary in cases when the debtor is able to correct the offenses.

СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

  • Светличный Алексей Дмитриевич,

    Распоряжение имуществом, приобретенным на личные деньги одного из супругов, после расторжения брака С. 34-37

    Светличный Алексей Дмитриевич, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Омской академии Министерства внутренних дел Российской Федерации, кандидат юридических наук

    Статья посвящена вопросам распоряжения имуществом, приобретенным в период брака на личные деньги одного из супругов, после расторжения брака. В статье анализируются нормы семейного и гражданского права, регулирующие эти отношения. Автор исследует правовые позиции Верховного Суда РФ, применяемые при разрешении таких споров, а также современные научные работы в этой области. Автор отмечает некоторую непоследовательность при рассмотрении судами споров о сделках по распоряжению таким имуществом и предлагает общий подход, согласно которому следует разрешать подобные дела. В обоснование своей позиции автор приводит политико-правовые и экономические аргументы.

    DISPOSAL OF PROPERTY ACQUIRED USING PERSONAL MONEY OF ONE OF THE SPOUSES AFTER MARRIAGE DISSOLUTION

    Svetlichny Aleksey D. Senior Lecturer of the Department of Civil and Legal Disciplines of the Omsk Academy of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, PhD (Law)

    The article is devoted to the issues of disposal of property acquired during the marriage with the personal money of one of the spouses, after the dissolution of the marriage. The article analyzes the norms of family and civil law regulating these relations. The author examines the legal positions of the Supreme Court of the Russian Federation used in resolving such disputes, as well as modern scientific works in this field. The author notes some inconsistency in the consideration by the courts of disputes on transactions for the disposal of such property and suggests a general approach according to which such cases should be resolved. The author gives political, legal and economic arguments to substantiate his position.

НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО

  • Щербинина Ирина Васильевна,

    Спорные вопросы относительно порядка возмещения расходов исполнителя завещания: правовой анализ С. 38-42

    Щербинина Ирина Васильевна, доцент кафедры правовых дисциплин Государственного гуманитарно-технологического университета (ГГТУ), кандидат юридических наук

    В статье автор формулирует конкретные предложения по изменениям и дополнениям, которые необходимо внести в Основы законодательства о нотариате, ст. 1136 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также — ГК РФ), а также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 9 ?О судебной практике по делам о наследовании? с целью предотвращения возможных споров и формирования единой судебной практики относительно порядка возмещения расходов исполнителя завещания.

    CHALLENGING ISSUES OF THE PROCEDURE FOR REIMBURSING THE EXPENSES OF AN EXECUTOR OF A WILL: A LEGAL ANALYSIS

    Scherbinina Irina V. Associate Professor of the Department of Legal Disciplines of the University for Humanities and Technologies (GGTU) PhD (Law)

    In the article, the author formulates specific proposals for changes and additions that need to be made to the Basics of Legislation on Notaries, Article 1136 of the Civil Code of the Russian Federation, as well as the Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation dated 29.05.2012 No. 9 ?On Judicial practice in inheritance cases? in order to prevent possible disputes and the formation of a unified judicial practice regarding the procedure for reimbursement of the executor of the will.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

  • Шестакова Екатерина Сергеевна,

    Сравнительно-правовой анализ наследственного договора в Германии и Российской Федерации С. 43-48

    Шестакова Екатерина Сергеевна, аспирант кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

    В настоящей статье исследуются теоретические и практические аспекты гражданско-правового определения наследственного договора в Германии и Российской Федерации. Ставится задача анализа эффективности правового обеспечения соответствующих наследственных распоряжений в указанных правовых системах и заимствования некоторых элементов из опыта германского правоприменителя для совершенствования отечественного законодательства.

    A COMPARATIVE LEGAL ANALYSIS OF AN INHERITANCE AGREEMENT IN GERMANY AND THE RUSSIAN FEDERATION

    Shestakova Ekaterina S. Postgraduate Student of the Department of Civil Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL)

    This article examines the theoretical and practical aspects of inheritance contract in Germany and the Russian Federation. The task is to analyze the effectiveness of the legal support of the corresponding testamentary prescriptions in the specified legal systems and to adopt some elements from the experience of the German legislator within the framework of improving domestic legislation.