Address: 26/55, Bldg. 7, Kosmodamianskaya Emb., Moscow, 115035
(495) 953-91-08, 617-18-88.

Comparative Policy №3 – 2021

ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА К НОМЕРУ

  • Воскресенский Алексей Дмитриевич

    Новая мировая архитектоника, макрорегиональные трансформации потенциально глобального характера и значение китайского опыта С. 5-20

    Воскресенский Алексей Дмитриевич д.полит.н., PhD (Манчестерский университет), профессор, Директор Центра комплексного китаеведения и региональных проектов МГИМО МИД России, профессор кафедры востоковедения, Факультет международных отношений,

    Мир становится полицентричным, но теоретические основы этого состояния остаются пока не прописанными. Поставлены задача создания «национально-ориентированной» теории международных отношений, вопрос о возможности «стягивания» макрорегионов «Большой Восточной Азии» и «Большой Евразии», превращения Китая как минимум в фактор влияния на макрорегиональном уровне. Специфика мирового тренда макрорегиональных трансформаций потенциально глобального характера в значительной степени связана с выходом Китая на глобальный уровень, возможностями, рисками и последствиями этого. Поскольку у Китая сохраняются внешние и внутренние вызовы, дальнейшее развитие будет определяться в зависимости от степени его вписанности в мировые процессы, в том числе с точки зрения желания, перспектив и последствий вовлечения государств в орбиту совместных политикоэкономических интересов, гуманистической сущности этих процессов, а также реакции на это всего мира.

    THE NEW WORLD ARCHITECTONICS, MACROREGIONAL TRANSFORMATIONS OF POTENTIALLY GLOBAL CHARACTER AND THE SIGNIFICANCE OF CHINESE EXPERIENCE

    Voskressenski Alexei D. Dr. of Political Science, PhD (The University of Manchester), PhD (Institute of Far Eastern Studies), Professor, Director of the Centre for Comprehensive Chinese Studies and Regional Projects, Professor, Department of Asian and African Studies, School of International Relations, MGIMO University

    The world becomes polycentric, but the theoretical foundations of this state of affairs remain not fully explained yet. The necessity to create a national-oriented theory of international relations is proclaimed. The question of a possibility of «tightening» macroregions in the form of a «Greater Eastern Asia» and «Greater Eurasia» is raised as well as the transformations of China being at least an influencing factor at the macroregional level with consequences of potentially global significance. It is possible to hypothesize that specifics of a megatrend of regional transformations of potentially global character may be connected with a rise of China to a global level and risks and consequences of this process. Since China has internal and external challenges, further development will be dependent on the level of China’s integration into world processes as well as wills, perspectives, and consequences of other states’ involvement in the orbit of common politicaleconomic interests, humanistic nature of these processes as well as reactions of the world to them.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИЙ И ИНСТИТУТОВ

  • Нефедов Борис Иванович

    Понятие «мирового порядка»: теории и реальность С. 21-32

    Нефедов Борис Иванович Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», профессор кафедры международного права, МГИМО МИД России; профессор департамента международных отношений, НИУ ВШЭ

    В настоящее время в современной науке и международной политической практике отсутствует единое представление о том, что же представляют собой мировой (международный) порядок (правопорядок). В статье анализируются соответствующие точки зрения. Делается вывод о том, что наиболее близко к разрешению указанной проблемы можно подойти в случае обращения к соответствующим положениям, общепринятым в рамках общей теории права и теории международного права. В статье также рассматриваются и другие проблемы, связанные с определением содержания понятий мирового (международного) порядка и его видов (мирового общественного (публичного) порядка, мирового правопорядка и глобального мирового правопорядка), а также разновидностей социальных норм международной нормативной системы, результаты реализации которых и формируют соответствующие порядки. Обращается особое внимание на то, что, в отличие от распространенных представлений, все три вида мирового порядка не является ни совокупностью международных отношений, ни совокупностью регулирующих такие отношения норм. Согласно теории международного права они представляют собой результат реализации требований тех или иных норм международной нормативной системы, направленных на урегулирования международных общественных отношений. Кроме того, на состояние того или иного вида международного порядка оказывают влияние различные факторы (в том числе изменение иерархии государств в зависимости от их роли в международной политической и/или экономической системе, формирование новых центров силы, смены биполярности, полицентричности или моноцентричности мира, образование многосторонних интеграционных образований, деятельность международных многосторонних институтов и др.), но их также не следует смешивать с самими международными порядками.

    THE CONCEPT OF “WORLD ORDER”: THEORIES AND REALITY

    Nefedov Boris I. Professor, Department of International Law, Moscow State Institute of International Relations; Professor, Department of International Relations, Higher School of Economics

    At present, there is no common perception in modern science and international political practice of what the world (international) order (legal order) is. The article analyzes the relevant points of view. It is concluded that by referring to the relevant provisions, generally accepted in the framework of the general theory of law and the theory of international law, it is possible to get close enough to the solution of this problem. The article also examines other problems related to the essence of the concepts of the world (international) order and its types (world public order, world legal order and global world legal order), and also the varieties of social norms of the international regulatory system, the results of the implementation of which shape the corresponding orders. Special attention is paid to the fact that, in contrast to the widespread perceptions, all three types of world order are neither a set of international relations, nor a set of norms regulating such relations. According to the theory of international law, they are the result of the implementation of the requirements of certain norms of the international regulatory system aimed at managing international public relations. In addition, various factors influence the state of a particular type of international order (including a change in the hierarchy of states depending on their role in the international political and/or economic system, the formation of new centers of power, a change in bipolarity, polycentricity or monocentricity of the world, the emergence of multilateral integration formations, the activities of international multilateral institutions, etc.), but they should also not be confused with international orders themselves.

  • Акимов Юрий Германович

    Международная деятельность субнациональных акторов и внешняя политика государства: варианты взаимодействия и интерпретации С. 33-41

    Акимов Юрий Германович профессор, кафедра американских исследований, СПбГУ

    В статье выявляются варианты взаимодействия парадипломатии субнациональных единиц – субъектов федераций и территориальных автономий – и национальной внешней политики центрального правительства. Автор выделяет три основных типа взаимодействия: параллельное, конфликтное, синергетическое. Отмечается, что первоначально термин «парадипломатия» относился к таким внешним связям субнациональных акторов международных отношений, которые развивалась обособленно от внешней политики федерального уровня (т.е. в рамках первого или второго типа). Показывается, что развитие взаимодействия между международной деятельностью национального и субнационального уровня привело к расширению понятия «парадипломатия» и появлению альтернативных терминов. Автором статьи предлагается синтетический термин ауксилиарная (вспомогательная) парадипломатия для описания такого варианта синергетического взаимодействия международной деятельности центра и субнациональной единицы, при котором последняя выступает в качестве инструмента достижения общенациональных задач

    INTERNATIONAL ACTIVITIES OF SUBNATIONAL ACTORS AND FOREIGN POLICY OF THE NATION STATE: MODELS OF INTERACTION AND INTERPRETATIONS

    Akimov Yuri G. Professor, Department of American Studies, Saint Petersburg State University

    The article examines the options for the interaction of paradiplomacy of subnational units – subjects of federations and territorial autonomies – and the national foreign policy of the central governments. The author identifies three main types of interaction: parallel, conflict, synergistic. It is noted that initially the term “paradiplomacy” referred to such external relations of subnational actors of international relations, which developed separately from the foreign policy of the federal level (that is, within the first or second type). It is shown that the development of interaction between foreign activity at the national and subnational levels has led to the expansion of the concept of “paradiplomacy” and the emergence of alternative terms. The author of the article proposes the synthetic term auxiliary paradiplomacy to describe such a type of synergistic interaction between the international activity of the center and the subnational unit, when the latter acts as a tool for achieving national goals.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ГЕОПОЛИТИКА

  • Карпов Михаил Владимирович

    «Новая нормальность» как «искусство возможного»: чередование экономических стратегий при Си Цзиньпине С. 42-62

    Карпов Михаил Владимирович Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», главный научный сотрудник, Центр комплексного китаеведения и региональных проектов, МГИМО МИД России; доцент Школы Востоковедения, Факультет мировой экономики и мировой политики, НИУ ВШЭ.

    Период правления Си Цзиньпина в сфере экономической политики характеризуется последовательным чередованием сущностно различных макроэкономических стратегий, объединенных общим термином «новая нормальность». На данный момент ни одна из этих стратегий не увенчалась фундаментальным успехом.

    “THE NEW NORMALCY” AS THE ART OF THE POSSIBLE: ALTERNATING ECONOMIC STRATEGIES UNDER XI JINPING

    Karpov Mikhail V. Chief Researcher, Center for Comprehensive Chinese Studies and Regional Projects, MGIMO University; Associate Professor, School of Oriental Studies, Faculty of World Economy and International Affairs, National Research University Higher School of Economics

    The period of Xi Jinping’s rule in the sphere of economic policy is characterized by a sequential alternation of essentially different macroeconomic strategies, united by the general term “new normal”. To date, none of these strategies have met with fundamental success.

  • Лукин Александр Владимирович

    Политическая система современного Китая и типология коммунистических режимов С. 63-84

    Лукин Александр Владимирович д.и.н., заведующий Международной лабораторией исследований мирового порядка и нового регионализма, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»; директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС, МГИМО МИД России

    В статье анализируется характер политической системы современного Китая в контексте типологии коммунистических политических режимов. Автор утверждает, что предлагавшиеся до сегодняшнего дня типологии коммунистических режимов являются малополезными, так как различия между режимами рассматривались недостаточно глубоко, при этом как критерий типологических различий фактически не использовался фактор идеологии. В статье предлагается новая типология коммунистических режимов, в которой ключевым критерием служит именно идеологический фактор. На основе анализа различных коммунистических режимов в соответствии с идеологическим критерием автор выделяет три основных типа коммунистических режимов: левокоммунистический, правокоммунистический и бюрократический, и определяет нынешний китайский режим как эволюционирующий от правокоммунистического к бюрократическому. Автор заключает, что китайский политический эксперимент заслуживает пристального изучения и отхода от западоцентристских клише, все еще господствующих в мировой политологии и исторической науке, и новая типология коммунистических режимов может послужить полезным инструментом как для его анализа, так и для выяснения перспектив развития Китая.

    THE POLITICAL SYSTEM OF MODERN CHINA AND THE TYPOLOGY OF COMMUNIST REGIMES

    Lukin Alexander V. Doctor of History, Head of the International Laboratory for Research on World Order and New Regionalism, National Research University Higher School of Economics; Director of the Center for East Asian and SCO Studies, MGIMO University

    The article analyzes the nature of the political system of modern China in the context of the typology of communist political regimes. The author argues that the typologies of communist regimes proposed so far are of little use, since the differences between the regimes were not considered deeply enough, while the ideology factor was not actually used as a criterion for typological differences. The article proposes a new typology of communist regimes, in which the ideological factor is the key criterion. Based on the analysis of various communist regimes in accordance with the ideological criterion, the author identifies three main types of communist regimes: left-communist, right-communist and bureaucratic, and defines the current Chinese regime as evolving from right-communist to bureaucratic. The author concludes that the Chinese political experiment deserves close study and a departure from the Westcentric clichés that still dominate world political science and historical science, and the new typology of communist regimes can serve as a useful tool both for its analysis and for clarifying the prospects for China's development.

  • Кашин Василий Борисович

    Военно-промышленное и военно-экономическое измерения американо-китайского соперничества С. 85-97

    Кашин Василий Борисович Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», к.полит.н., главный научный сотрудник, Центр комплексного китаеведения и региональных проектов, МГИМО МИД России; старший научный сотрудник, Центр комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ), НИУ ВШЭ

    Статья рассматривает военно-экономические и технологические аспекты развертывающегося глобального противостояния КНР и США. Военно-экономические факторы играли ключевую роль в советско-американском противостоянии времен холодной войны и сохраняют существенную, хотя и меньшую роль в нынешнем американо-китайском противостоянии. С точки зрения производственных возможностей США оказались в непривычном для себя положении догоняющей стороны в связи с утратой ряда базовых гражданских отраслей экономики в 1980-90-е годы. В среднесрочной перспективе можно ожидать и отставания США от КНР и по объемам финансирования военного производства и НИОКР с учетом паритета покупательной способности. В сложившихся условиях США вынуждены делать акцент на своих главных преимуществах: технологиях и сети международных союзов. Таким образом, логическим следствием нынешней расстановки сил в военно-экономической сфере становится выход на первый план в международной политике технологической дипломатии – попыток изолировать и подорвать высокотехнологичные отрасли промышленности противника, одновременно укрепляя свою сеть технологических альянсов. Важнейшим полем борьбы двух держав становится Европа, при этом растущее значение для КНР в этом контексте может приобрести научное и промышленное взаимодействие с Россией.

    MILITARY-INDUSTRIAL AND MILITARY-ECONOMIC DIMENSIONS OF SINO-US RIVALRY

    Kashin Vasily B. Candidate of Political Science, Chief Researcher, Centre for Comprehensive Chinese Studies and Regional Projects, MGIMO University; Deputy Director, Senior Research Fellow, Centre for Comprehensive European and International Studies (CCEIS), Higher School of Economics

    This article provides an assessment of the development of the military potential of China and the United States from the perspective of the growing confrontation between the parties. Special attention is paid to the development of innovations and to technological diplomacy. Due to the high level of innovations integration in the military and civil spheres, a military-technical competition initiates a full-scale confrontation in the economic and industrial spheres. The growing potential of China poses a challenge for the USA to constrain China’s technological development, including by limiting its possibilities for scientific and technological cooperation with other countries.

  • Макеева Светлана Борисовна

    Трансформация региональной политики России и Китая в условиях неравномерности развития регионов (1980-2020 гг.): сравнительно-историческое исследование С. 98-111

    Макеева Светлана Борисовна к.и.н., доцент, ведущий научный сотрудник Института социально-политических исследований ФНИСЦ РАН

    Изучение опыта региональной политики современной России и Китая по ликвидации и выравниванию диспропорциональных явлений социально-экономического развития отдельных регионов предоставляет возможности сопоставлять и определять наиболее эффективные инструменты и условия для борьбы с неравномерными тенденциями пространственного развития, опираясь на историческую ретроспективу внутренней региональной динамики двух соседних государств. Сложная структура исследования предполагает использование сравнительно-исторического метода, системного подхода, ретроспективного метода. Основу исследования составляют тексты российских и китайских авторов, а также документы на китайском языке. Основным фактором, усилившим неравномерность регионального социально-экономического развития и в Китае, и в России выступил переход к использованию в рамках пространственного развития инструментов рыночных отношений. Характерной особенностью пространственного развития РФ и КНР в целях борьбы с диспропорциональными тенденциями в положении регионов являлась подготовка при участии экспертного сообщества стратегий пространственного развития. Ключевыми инструментами региональной политики России и Китая по ликвидации внутренней неравномерности в развитии регионов на разных этапах региональной истории являлись проекты по усилению отдельных опорных регионов, привлечения различных видов государственной поддержки пространственного развития. Если в России финансовые трансферты государственной поддержки являлись основным средством решения проблем регионального неравенства, то в Китае система мер по развитию регионов включала также частные инвестиции.

    TRANSFORMATION OF THE REGIONAL POLICY OF RUSSIA AND CHINA UNDER THE CONDITIONS OF UNEQUAL DEVELOPMENT OF REGIONS (1980-2020): A COMPARATIVE HISTORICAL STUDY

    Makeeva Svetlana B. Candidate of History, Associate Professor, Leading Researcher, Institute of Socio-Political Research – Branch of the Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences

    Studying the experience of the regional policy of modern Russia and China in eliminating and leveling the disproportionate phenomena of socio-economic development of individual regions provides an opportunity to compare and determine the most effective tools and conditions for combating uneven trends in spatial development, based on a historical retrospective of the internal regional dynamics of two neighboring states. The purpose of this article is a comparative and consideration of the evolution of the regional policy of Russia and China in the context of the increasing unevenness and disproportionality of the internal regional development of the two countries in the modern period of history. The complex structure of the research involves the use of a comparative historical method, a systems approach, a retrospective method. The research is based on the texts of Russian and Chinese authors, as well as documents in Chinese. The main factor that increased the unevenness of regional socio-economic development in both China and Russia was the transition to the use of market relations instruments within the framework of spatial development. A characteristic feature of the spatial development of the Russian Federation and the PRC in order to combat disproportionate trends in the situation of the regions was the preparation of spatial development strategies with the participation of the expert community. Only in the PRC were these strategies correlated with national goals for China to achieve the level of developed countries of the world by 2049, on the one hand, and on the other hand, to effectively use the comparative advantages of individual provinces, cities, etc. In Russia, the experience in developing strategies for spatial development was guided by the current state of affairs in the development of a resource-based economy, the creation of supporting regions, “locomotives” of growth. The key instruments of the regional policy of Russia and China to eliminate internal unevenness in the development of regions at different stages of regional history were projects to strengthen individual support regions, to attract various types of state support for spatial development. If in Russia financial transfers of state support were the main means of solving problems of regional inequality, then in China the system of measures for the development of regions also included private investment.

  • Каширкина Анна Анатольевна, Морозов Андрей Николаевич, Севальнев Вячеслав Викторович

    Евразийская политика России и Китая: правовые и политические аспекты в рамках двустороннего взаимодействия и многосторонних форматов С. 112-122

    Каширкина Анна Анатольевна к.ю.н., ведущий научный сотрудник, Отдел научного обеспечения деятельности секретариата делегации Российской Федерации в Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии), Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

    Морозов Андрей Николаевич к.ю.н., ведущий научный сотрудник отдела зарубежного конституционного, административного уголовного законодательства и международного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

    Севальнев Вячеслав Викторович имени М.В. Ломоносова, к.ю.н., ведущий научный сотрудник отдела методологии противодействия коррупции Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

    Статья посвящена исследованию евразийского вектора в международной политики России, включая российско-китайские отношения на современном этапе, участие в Евразийском экономическом союзе, других межгосударственных объединениях, созданных государствами Азиатско-Тихоокеанского региона. Авторами изучены и проанализированы определяющие направления и особенности российско-китайских внешнеполитических отношений, как в историческом разрезе, так и на современном этапе развития. В частности, обозначены основные периоды в развитии двусторонних отношений; проанализированы факторы, оказывавшие влияние на изменение стратегий внешнеполитического взаимодействия Российской Федерации и Китайской Народной Республики; раскрыт характер российско-китайского сотрудничества на современном этапе, охарактеризованы его роль и значение как для региональной политики, так и в свете проходящих международных процессов, в том числе в сфере международной безопасности; определены возможные риски, которые могут негативно сказаться на характере внешнеполитического взаимодействия России и Китая. В завершении исследования содержатся выводы и предложения, связанные с оценкой политического и международно-правовового взаимодействия России в интеграционном треке евразийской политики.

    EURASIAN POLICY OF RUSSIA AND CHINA: LEGAL AND POLITICAL ASPECTS IN THE FRAMEWORK OF BILATERAL INTERACTION AND MULTILATERAL FORMATS

    Kashirkina Anna A., Candidate of Law, Leading Researcher of the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

    Morozov Andrey N., Candidate of Law, Leading Researcher of the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

    Sevalnev Vyacheslav V., Candidate of Law, Leading Researcher of the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

    The article is devoted to the study of the Eurasian vector in the international politics of Russia, including the Russian-Chinese relations at the present stage, participation in the Eurasian Economic Union, other interstate associations created by the states of the Asia-Pacific region. The authors have studied and analyzed the defining directions and features of Russian-Chinese foreign policy relations, both in the historical context and at the present stage of development. In particular, the main periods in the development of bilateral relations are outlined; the factors that influenced the change in the strategies of foreign policy interaction between the Russian Federation and the People's Republic of China are analyzed; the nature of Russian-Chinese cooperation at the present stage is revealed, its role and importance both for regional policy and in the light of ongoing international processes, including in the field of international security, are characterized; identified possible risks that could negatively affect the nature of foreign policy interaction between Russia and China. The study concludes with conclusions and proposals related to the assessment of the political and international legal interaction of Russia in the integration track of Eurasian policy

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ДИСКУССИИ

  • Юйцзюнь Фэн

    Мировой порядок в «постпандемическом мире» и стратегический выбор России С. 123-141

    Юйцзюнь Фэн профессор, заместитель директора Института международных исследований, Фуданьский университет

    Распространение COVID-19 обострило существующие глобальные конфликты и глубоко изменило глобальный политический, экономический ландшафт и ландшафт безопасности, развивавшийся после окончания холодной войны. В последнее время российские лидеры и эксперты аналитических центров много рассуждали о международном ландшафте, мировом порядке, процессе глобализации и отношениях между крупными странами в «постпандемическую эпоху». По мере ускорения процесса изменения мирового порядка Россия сталкивается с новыми стратегическими возможностями, впервые после окончания холодной войны. Со стратегической точки зрения в новых обстоятельствах России необходимо изменить свое внешнеполитическое мышление, укрепить свою позицию в Совете Безопасности, углубить евразийское интеграционное сотрудничество, умело управлять трехсторонними отношениями между Россией, Китаем и США, уравновесить отношения с Китаем и стремиться к улучшению российско-американских отношений.

    THE “POST-PANDEMIC ERA” WORLD ORDER AND RUSSIA’S STRATEGIC CHOICE

    Yujun Feng Vice President, Second-Class Professor, Doctoral Supervisor, Institute of International Studies, Fudan University

    The spread of COVID-19 has intensified existing global conflicts and profoundly changed the global political, economic, and security landscape since the end of the Cold War. Recently, Russian leaders and think tank experts have given indepth consideration to the international landscape, world order, globalization process, and major-country relations in the “postpandemic era”. They believe that as the international pattern and world order are being reshaped at an accelerating pace, Russia is facing the greatest strategic opportunity since the Crimean crisis and even the end of the Cold War. In Russia's strategic point of view, under the new circumstances, Russia needs to reshape its foreign policy thinking, consolidate its special responsibility of the permanent members of the Security Council with the unique privileges since the founding of the United Nations, deepen Eurasian integration cooperation, skillfully manage the triangular relationship between Russia, China, and the United States, balanced relations with China by multiple forces, and strive to improve Russian-American relations.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛОКАЛЬНОГО ОПЫТА

  • Зеленев Евгений Ильич, Солощева Мария Алексеевна

    Военная стратегия и военное присутствие КНР в Африке: сравнительно-исторический ракурс С. 142-164

    Зеленев Евгений Ильич профессор, руководитель Департамента востоковедения и африканистики, НИУ

    Солощева Мария Алексеевна доцент Департамента востоковедения и африканистики, НИУ ВШЭ

    Статья посвящена сравнительно-историческому анализу военного компонента во внешней политики КНР в Африке. Краткий исторический очерк дает представление о китайской политике в Африке после окончания Второй мировой войны и о впечатляющем укреплении китайского политического и экономического влияния на африканском континенте в период с 2000 по 2020 г. Особое внимание уделено причинам политической нестабильности во многих африканских странах, военно-политической роли США на Черном континенте, миротворческой деятельности ООН и участию военного контингента КНР в специальных операциях этой международной организации. Авторы делают вывод о постепенной эволюции содержания концепции «ответственной державы», занимающей заметное место в официальной внешнеполитической доктрине КНР, исследуется генезис этого понятия в периоды правления трех председателей Госсовета КНР – Цзян Цзэминя (1993-2003 гг.), Ху Цзиньтао (2003-2013 гг.) и Си Цзиньпина (после 2013 г.), а также рассматриваются этапы формирования китайской военно-политической доктрины, ряд положений которой изложены в «Белых Книгах» Госсовета КНР (2015, 2019, 2020 гг.). В статье анализируется претворение в жизнь военно-политической доктрины КНР в Африке, создание в Республике Джибути первой зарубежной многофункциональной военной базы КНР, констатируется переход Китая от двусторонней модели отношений с африканскими странами к блоковой дипломатии в контексте обеспечения коллективной безопасности участников политических объединений

    MILITARY STRATEGY AND MILITARY PRESENCE OF THE PRC IN AFRICA: A COMPARATIVE HISTORICAL ANALYSIS

    Zelenev Evgeny I., Professor, Head of the Department of Oriental and African Studies, National Research University Higher School of Economics

    Soloshcheva Maria A., Associate Professor, Department of Oriental and African Studies, National Research University Higher School of Economics

    The article is devoted to the comparative historical analysis of the military component in China’s foreign policy in Africa. A brief historical sketch of China’s African policy after the end of the World War II helps to understand the roots of the impressive strengthening of its political and economic influence on the African continent between 2000 and 2020. Special attention in paid to the causes of political instability in many African countries, the military and political role of the United States on the Black Continent, UN peacekeeping activities and the participation of the Chinese military troops in special operations of this international organization. The authors conclude that there is a gradual evolution of the interpretation of the concept of responsible power, which holds a prominent place in the official foreign policy doctrine of the PRC. The article explores the genesis of this concept during the reign of the three Chairmen of the PRC Jiang Zemin (1993-2003), Hu Jintao (2003-2013) and Xi Jinping (after 2013), and discusses the stages of the formation of Chinese politicalmilitary doctrine, which is detailed in White papers of the Chinese State Council (2015, 2019, 2020). The article analyses the implementation of the militarypolitical doctrine of the PRC in Africa, the creation of the first foreign multifunctional military base of the PRC in the Republic of Djibouti, and the transition of China from a bilateral model of relations with African countries to block diplomacy in the context of ensuring the collective security of participants in political associations.

  • Кузнецова Валентина Вильевна, Машкина Ольга Анатольевна

    Трудоустройство выпускников вузов в современном Китае: ожидания и реальность С. 165-185

    Кузнецова Валентина Вильевна к.и.н., доцент кафедры мировой экономики и управления внешнеэкономической деятельностью, Факультет государственного управления (ФГУ), МГУ имени М.В. Ломоносова

    Машкина Ольга Анатольевна к.пед.н., доцент кафедры китайской филологии, Институт стран Азии и Африки (ИСАА), МГУ имени М.В. Ломоносова

    Статья посвящена сравнительно-историческому анализу военного ком: В статье занятость выпускников системы третичного образования* Китая рассматривается, с одной стороны, как предпосылка реализации поставленной китайским руководством стратегической цели – превращения страны к 2035 г. в глобальный центр разработки новых знаний и технологий, а с другой, как фактор обеспечения социальной стабильности. Анализ показывает, что все более серьезной проблемой становится противоречие между преобладающими в китайском обществе представлениями о ценности «высокой учености» и структурой вакансий для выпускников университетов и высших профессиональных колледжей на рынке труда; между представлениями выпускников о том, какие знания и навыки востребованы работодателями, в том числе и иностранными, и требованиями, предъявляемыми работодателями к соискателям при поиске квалифицированного персонала

    EMPLOYMENT OF UNIVERSITY GRADUATES IN MODERN CHINA: EXPECTATIONS AND REALITY

    Kuznetsova Valentina V., Candidate of History, Associate Professor, Department of World Economy and Management of International Economic Activity, Faculty of Public Administration, Lomonosov Moscow State University

    Mashkina Olga A., Candidate of Pedagogy, Associate Professor, Department of Chinese Philology, Institute of Asian and African Studies, Lomonosov Moscow State University

    The employment of China's tertiary education system’s graduates is considered, on the one hand, as a prerequisite for the implementation of the strategic goal set by the Chinese leadership – turning the country into a global center for the development of new knowledge and technologies by 2035, and on the other, as a factor of ensuring social stability. The analysis shows that an increasingly serious problem is the contradiction between the prevailing ideas in Chinese society about importance of “high scholarship” and the structure of vacancies for graduates of universities and higher professional colleges in the labor market; between the ideas of graduates about what kind of knowledge and skills are in demand by employers, and the requirements imposed by employers on applicants while searching for qualified personnel

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ

  • Галимуллин Артур Маратович

    Эволюция внешнеполитической линии КНР в Совете безопасности ООН С. 186-191

    Галимуллин Артур Маратович выпускник магистратуры МГИМО МИД России по направлению «Международные отношения»

    В статье анализируется эволюция внешней политики КНР при двух председателях КПК – Ху Цзиньтао (2003-2013 гг.) и Си Цзиньпине (2013 г. – н.в.) на примере изменения практики применения права вето в Совете Безопасности ООН. Подсчёт количественных показателей случаев применения права вето в период с 1971 по 2020 гг. свидетельствует о существенной активизации участия страны в работе Совета Безопасности с начала XXI века. Рассмотрение резолюций и стенограмм заседаний по случаям КНДР, Ирана, Мьянмы, Зимбабве и Сирии даёт основание полагать, что к концу срока пребывания Ху Цзиньтао в должности руководителя КНР произошла качественная эволюция стратегии поведения страны в вышеупомянутом институте – к началу 2010-х гг. курс КНР стал более решительным по сравнению с таковым в начале 2000-х гг. Анализ случаев применения права вето после 2013 г. свидетельствует в пользу того, что Си Цзиньпин не только продолжил в Совете Безопасности ООН линию своего предшественника, но и укрепил её, сделав ещё более проактивной. Подобная смена стратегии поведения в рассматриваемом институте во многом стала возможной благодаря двум ключевым факторам: значительному увеличению возможностей КНР на международной арене и негативным последствиям принятия резолюции 1973 (2011) по Ливии. В настоящее время в своих действиях в Совете Безопасности ООН Китай руководствуется стратегией т.н. «мягкого балансирования», призванной соперничать с США в зонах их интересов путём создания коалиций в международных институтах; в будущем этот подход может эволюционировать в более жесткий.

    THE PRC’S UNSC POLICY EVOLUTION

    Galimullin Arthur M. Master Student, MGIMO University

    The article analyzes the evolution of the PRC's policy in the UNSC under Hu Jintao (2003 – 2013) and Xi Jinping (2013 – present) based on the country’s veto exercising pattern. A study of resolutions and meeting transcripts on the cases of the DPRK, Iran, Myanmar, Zimbabwe, and Syria proves that China’s UNSC veto policy has drastically changed by the end of Hu Jintao's tenure as President – it has become bolder in comparison with that in the early 2000s. An analysis of the veto use after 2013 testifies to the fact that Xi Jinping not only continued the line of his predecessor in the UNSC, but also further developed into an even more proactive one. The cause of such a change lies within two key factors: a significant increase in the PRC's capabilities in the international arena, and the adverse effect of the adoption of Resolution 1973 (2011) on Libya. Operating in the UNSC, China is currently guided by the “soft balancing” strategy designed to compete with the United States in the zones of its interests without using military methods, but rather by creating coalitions within international institutions. In the near future, it is possible that this “soft” approach might evolve into a more rigid one.

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

НА КНИЖНОЙ ПОЛКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ